Армия и Реальность (или армейский дзэн)

На днях вспоминал армию и понял, что это время для меня было богато на моменты глубокого контакта с реальностью. Думаю потому, что нигде я не встречал такой концентрации абсурда, условностей, а подчас и откровенного бреда, который невозможно было игнорировать.

Хочу поделиться 13-ю зарисовками из армейской жизни, в которых реальность достучалась до моего осознания. Истории опишу в хронологическом порядке.

Айкидо и прощание

Перед армией я достаточно плотно занимался Айкидо. И в ночь, перед отправкой в армию, я также был на тренировке. Мой сенсей знал, как, впрочем, и все остальные в группе, что это последнее моё занятие. В конце занятия, когда мы сидели в сейдза, он сказал несколько напутственных слов и начал попеременно хлопать ладонями по полу. Одновременно вместе с ним этот жест начали повторять все остальные участники группы.

Не знаю, что это было. Я давно занимался в этой группе и у этого сенсея, но ни разу такого не видел. Для меня это было небольшой волшебство и небольшое чудо. Чудо, смысл которого я вряд ли смогу передать словами. Момент, в котором для меня концентрированно смешалось всё – радость, грусть, уважение, признание, боль, отчаяние, восторг… Помню как слёзы тогда текли из моих глаз.

Пошутили и хватит

Я приехал с вещами в назначенное время в военкомат Сергиев Посада. У военкомата уже толпились пьяные подростки – несколько призывников и армада друзей их провожающих. Кто-то из этих друзей выяснял отношения, кто-то дрался, кто-то блевал в сторонке. Мне кажется, я единственный был без провожающих друзей и абсолютно трезвым. В общем, абсолютный сюр.

Нас, призывников, провели на территорию военкомата и кое-как отбили попытки пьяных провожающих попасть за ворота. Дальше нам выдали папки с нашими делами, посадили в маршрутку, которая поехала в Железнодорожный – на распределительный пункт.

И вот картина. Мы едем. Половина дороги уже позади. Почти все пьяны до невозможности. И кто-то из призывников на всю маршрутку водителю: «Шеееф, пошутили и хватит. Разворачивай машину». Те из нас, кто мог понять шутку, засмеялись смехом, в котором много что сплелось. 

Бег под ливнем

Эта небольшая зарисовка произошла уже на распределительном пункте. Туда завезли со всей Москвы и Московской области кучу призывников. И туда же приезжали «покупатели» из разных военных подразделений России. «Покупатели» — это представители армейских частей, которые приезжали за необходимым им числом будущих солдат и выбирали из имеющихся призывников на распределительном пункте.

И вот несколько сотен подростков кучкуются на плацу. Изредка приходят офицеры, выкрикивают фамилии, набирают несколько человек и уводят их в неком подобие строя. Всё это происходит медленно, время тянется.

В один момент этого мероприятия внезапно начинается сильнейший ливень. Все начинают бежать в ближайшее здание. Несколько сотен человек. Одновременно. И я среди них. В общем потоке.

Я помню, как в этот момент ощутил струящуюся во мне жизнь. Как наблюдал всё происходящее как бы со стороны и одновременно был активным участников происходящего. Как я почувствовал радость и восторг.

Дневальный на тумбочке

После нескольких дней скитаний с группой товарищей я попал в Нижний Новгород, где должен был проходить КМБ (курс молодого бойца) в РДР (разведовательно-десантной роте).

Нас заводят строем в расположение части, мы поднимаемся по лестнице в казарму. И первое, что я вижу – дневального на тумбочке, который во всё горло орёт «дежурный по роте на выход».

В этом крике было что-то для меня невероятное, не человеческое… обесчеловеченное. Я раньше никогда не слышал, чтобы люди кричали так, буквально всем своим существом. Я не мог поверить, что так бывает, что эта казарма на ближайшее время станет моим домом, и что я так же буду стоять на тумбочке и орать. Это совершенно не соответствовало всей моей предшествующей жизни.

Лейтенант и зажигалка

Всё там же РДР нас строят. Местные сержанты развлекаются командами «смирно», «равняйсь», «вольно». Иногда командуют принять упор лёжа и ведут счёт отжиманиям, иногда командуют приседания. Я, кстати сказать, никогда не видел, как даже неподготовленные ребята могут под такими командами, угрозами, унижениями отжиматься по сотне раз.

В разгаре этой забавы, когда нам скомандовали «смирно» и мы в таком положении стояли уже достаточно длительное время, ко мне подошёл лейтенант. Он придирался к тому, что я недостаточно высоко задирал голову. Как-то пытался меня оскорблять и угрожать. И в какой-то момент достал зажигалку и поднёс к моей шее, обещая оставить мне ожог.

Я стоял молча, высоко закинув голову – насколько позволяла мне шея. Я слушал его. Он мне казался таким малышом, стремящимся как-то подчеркнуть свою важность. У меня не было ни сожаления, ни высокомерия, ни страха. Я понимал, что он не настоящий. Что он потерялся в своих играх.

Лейтенант же подержал некоторое время зажжённую зажигалку рядом с моей шеей, потом внезапно её убрал и сказал какие-то слова уважения моей смелости.

Остановка мира

Эта история так же произошла на КМБ, но несколько недель спустя, когда я уже пообвыкся с новой реальностью. Я уже знал, что и как здесь происходит, что я могу делать, а чего делать не стоит. Когда эта действительность уже начала становиться моей и я начал погружаться в рутину происходящего.

Я шёл по казарме по каким-то делам. Дела там у нас были всё время. И внезапно остановился и сел на табуретку. Я видел, как сотня солдат занята какими-то делами. Как каждый погружён в свои переживания. И я посреди всего этого муравейника – часть него и в то же самое время отдельно. Я ощутил всю искусственность и ненастоящесть происходящего. Казалось, что эта действительность лишь маска на лице реальности, столь тонкая, что может в любой момент порваться и откроется совсем другой мир.

Песок и дзэн

Эта зарисовка произошла существенно позже. После КМБ я попал в медбат. И, несколько дней пробыв в расположении части, был направлен к нескольким другим нашим солдатам в «поля» под Нижний Новгород.

Там проходили регулярные учения (поскольку служил я в части постоянной боевой готовности) и мы разворачивали палаточный лагерь, обустраивали территорию медицинского батальона. Пехота бегала и стреляла, танкисты разъезжали на танках и т.д. В общем, готовились к большой игре в войнушку.

Надо сказать, что в армии всё должно быть прямоугольно, квадратно, перпендикулярно, параллельно и, самое главное, однообразно. Это проявлялось практически во всём – в том, как должны располагаться палатки относительно друг друга и даже в том, как должна быть пограблена земля рядом с палатками.

Да, а под Нижним Новгородом земля – это сплошные пески, каждый сантиметр которых заселён муравьями.

И вот картина. Раннее утро. Я один иду с граблями от палатки, где мы ночуем, к палаточному лагерю медицинского батальона. И медитативно, последовательно, в течение нескольких часов вожу граблями по песку, оставляя на нём правильные параллельные линии. Отчётливо осознавая всю бессмысленность своей деятельности – ведь завтра на этом песке будут чьи-то следы, а ровные идеальные линии будут размыты ветром. И всю работу предстоит повторить снова и снова и снова.

Это были самые радостные моменты в армии и одни из самых важных во всей моей жизни. Такое единство со всем миром мне редко когда ещё доводилось испытывать.

Генерал и идиот

Всё те же «поля». Однако существенно позже. В наш лагерь стали достаточно часто приезжать высокие военные чины. Прошёл слух о том, что лагерь, где мы ночуем должна приехать очередная проверка.

Все медбатовцы дружно слиняли, оставив меня как самого малослужащего дежурить в палатке, отдуваясь при необходимости во время проверки.

Сижу я в палатке. И слышу, как через один из тамбуров в неё кто-то заходит. Поворачиваюсь и вижу двух здоровых мужиков. По возрасту понимаю, что офицеры, однако из-за плохого освещения и из-за своего скверного зрения не могу распознать знаки отличия.

Встаю, говорю с запозданием «здравия желаю». Один из этих мужиков, что покрупнее, недовольно начинает обходить палатку и тут я вижу, что это генерал-майор. Раньше я генералов так близко живьём не видел. Другой мужик – полковник, свита на побегушках.

Генерал недовольно идёт по палатке прямиком к тумбочке, в которой мы хранили лишний хлеб, полученный по блату из полевой столовой. Открывает и лицо его становится ещё более недовольным. Он поворачивается ко мне и начинает пытаться унизить последними словами, не забывая пройтись по моим умственным способностям.

В какой-то момент он спрашивает «ты хоть школу закончил?». «Так точно» отвечаю я. А про себя смеюсь и думаю, что если я скажу ему про свой красный диплом инженера-конструктора, то порву его шаблон без возможности к восстановлению.

Помню, я тогда стоял рядом с ним, смотрел на него. Целый генерал, на расстоянии вытянутой руки. Взрослый и здоровый мужик. И такой при этом не настоящий.

Генералы ходят строем или игра в войнушку

Полевые учения подошли к своей кульминации. Все солдаты были на своих позициях, все старательно играли в войнушку по строго заданному сценарию. Пехота, что-то штурмовала и оборонялась. Танкисты ездили и стреляли. ПВО сбивали ракеты. А мы изображали работу полевого госпиталя.

Лично мне перемотали руку бинтом и для эффекта намазали красной краской. Я изображал сквозное пулевое ранение руки.

Тогда я увидел потрясающее зрелище. Генерал, что званием постарше, строил зычным громким голосом несколько десятков генералов званием помладше и полковников. И водил их строем вдоль мест учений. В этом строе явно находились высшие офицерские чины не только Российской армии.

Всего мимо нас прошло несколько таких генеральских волн. В одной из волн нашёлся жизнерадостный генерал, который решил задержаться в палатке, где мы, «раненые», лежали. Он стал расспрашивать нас, «как дела на передовой?», «кто побеждает в войне?» и т.д. Мы что-то отвечали из роли… что «победа будет за нами», что «на передовой тяжело, но наш боевой дух не сломить».

Всё это выглядело комично, несуразно, абсурдно.

Пошёл на@#й

Полевые учения закончились и мы вернулись в расположение части в Нижнем Новгороде. Всю дивизию, в которой мы находились, переводили на контрактную службу и этот процесс как раз завершался в то самое время, когда я там служил.

Полковник, начальник нашего медбата, обхаживал отдельных солдат, наименее косячных, на предмет подписание ими контракта. Одним из таких солдат был я. Сначала он вызывал меня к себе в штаб, где пытался описать все прелести и перспективы службы по контракту. Я же настойчиво отказывался от всех его подобных домогательств.

И мне запомнился один случай, когда он в последний раз пытался мне предложить контракт. Это было сделано на ходу, когда я шёл по дивизии по своим делам, а он шёл по своим.

Мы поравнялись. Я отдал честь со словами «здравия желаю товарищ полковник».
Не обращая внимания на моё приветствие, он спросил прямо: «Лесман, подпишешь контракт?»
«Никак нет» — ответил я.
«Пошёл на@#й» — сказал он в сердцах и продолжил свою дорогу.

Тогда я почувствовал большую радость, облегчение и освобождение. Больше он не пытался соблазнять меня службой по контракту.

Посиделки в наряде

Я не стал подписывать контракт, и в связи с этим был переведён в другую часть, что находилась в Орловских двориках (по-моему, так называлась эта местность). Теперь я служил в медбригаде.

В отличие от дивизии, здесь дислоцировалась всего-то несколько десятков солдат. Наверное, порядка 50-60. А в моей части только 8. Там я сдружился с Денисом, с которым мы регулярно вместе заступали в наряд по… гаражам (забыл как это по военному называется). В общем, мы охраняли и поддерживали порядок в парке машин нашей части.

Уже близился конец моей службы. Можно сказать, что я уже был старослужащим, и мне многое было позволено. Давление стало меньше. И от этого ощущение армейской неволи было почти невыносимым. Я помню ту всепронизывающую тоску, что сопутствовала последним дням моей службы.

И эти наряды с Денисом, где мы по ночам вели долгие разговоры за чашкой чая о жизни, об отношениях, о планах на будущее. Эти разговоры, полные тоски. Разговоры, в которых она признавалась и разделялась нами обоими.

Дембельский аккорд

Последние дни службы. Мой дембель и дембель одного товарища приходились на майские праздники. Как-то нас к себе вызвал командир части и сказал, что может устроить так, что мы демобилизуемся ещё до майских праздников, если выполним одну задачку. В противном случае демобилизация произойдёт только после праздников.

Задачу он поставил такую. Перед КПП была песчаная территория. Нужно было снять верхний уровень песка, на его место натаскать грунт с территории за пределами части и высадить газонную траву.

Мы с товарищем понимали, что это разводка. Что нас обязаны демобилизовать до праздников и независимо от того, ввяжемся мы в это или нет – это произойдёт. Однако мы оба согласились. Мне очень хотелось оставить после себя что-то ценное, осязаемое, живое. И полковник, сам того не сознавая, дал мне такую возможность.

Мы всё своё свободное время посвящали этой задаче. Несколько дней выкидывали песок, ещё дольше таскали на носилках из близлежащего леса грунт. А после засеяли газонной травой, купленной за наши небольшие деньги.

И вот помню, как после тяжёлой работы, я лежал за КПП на траве и смотрел в небо. Солнце согревало тело. Пролетали облака. Мимо проходили какие-то офицеры в часть, но мне было на них так наплевать. Да и они ни как меня не беспокоили, видимо понимая моё состояние.

А я чувствовал жизнь и был её частью. 

Деревья за окном машины

Это последнее воспоминание, связанное с армией. День моей демобилизации. Начальник части толкнул какую-то речь у КПП, поблагодарил за службу. Я попрощался с сослуживцами.

До вокзала меня вызвался подвезти наш прапорщик, заведующий складом. Я помню, как сидел в его машине и смотрел в окно. А за окном мелькали деревья, и с каждой секундой я становился всё ближе к своему дому.

Другие «заметки на полях»

This entry was posted in Заметки на полях, лыбдыбр.

5 комментариев: Армия и Реальность (или армейский дзэн)

  1. Ирина говорит:

    Круто!!! Спасибо! Особенно история про облегчение)))))

  2. Иван говорит:

    Артем, спасибо!)

  3. Дмитрий Лесман говорит:

    Было интересно почитать, да. )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>