История 19. Пауль Тиллих и красота природы

История 19. Пауль Тиллих и красота природы

Эти воспоминания о Пауле Тиллихе Ролло Мэй описал в своей книге «Пауль Тиллих. Воспоминания о дружбе».

***

«Истина лишь та мысль, — восклицает Ницше, — что родилась на вольном воздухе». Тяга Тиллиха к природе и любовь к миру, лежащему за пределами человеческого жилья, родились среди холмов Восточной Германии. Всю свою жизнь, увидев практически любой естественный пейзаж, он буквально загорался: тот вызывал у него удивление и пробуждал его чуткую фантазию. Однажды, когда они с Ханной навестили нас в Нью-Гемпшире, мы все вместе отправились прогуляться на гору Рэттлснейк. Мы уселись на вершине, глядя на усеянное островами сине-зелённое озеро Сквом. Все вдоволь насмотрелись на пейзаж; прошло немало времени, а Пауль всё просил нас немного задержаться и, лёжа на камнях, продолжал созерцать горы и воду.

В Ист-Хэмптоне, где он жил, красота природы ощущалась в полной мере. В одном из его писем говорится: «Яблони и сирень цветут одновременно. Океан очень красив; лужайка точно ярко-зелёный ковёр. Здесь хорошо…» Он буквально гордится дождями: «Величайшее благо для меня (и для лужайки) – обильные дожди, идущие у нас в этом году. Деревья в нашем «парке» выросли просто невероятно. Всё красиво, как никогда. Благодать дождя…» (Сколько поэзии в последней фразе!)

Как любил он глядеть на океан вечером, особенно во время или после бури (а лучше всего – урагана), когда волны яростно бились о берег! Однажды мы с женой приехали в пятницу вечером в Ист-Хэмптон, чтобы повидать Тиллихов, и Пауль вне себя от нетерпения поспешил вместе с нами к маяку, чтобы постоять на волноломе, где гигантские чёрные волны разбивались о камни в белую пену прямо у наших ног. Ритм притягивал, завораживал; величественная демоническая сила с грохотом обрушивалась на окружающую её дамбу, рассыпаясь на белое и чёрное. Пауля приводила в экстаз дьявольская мощь, соизмеримая с силой, таившейся в глубинах его натуры и также участвовавшей в борьбе – в борьбе между хаосом и космосом.

Однако отношение Пауля к природе было лишено сентиментальности. Он в полной мере осознавал – и не раз повторял, — что природе нечего предложить нам, кроме того, что привносим в неё мы. Я думаю, он имел в виду, что структура, формы, архетипы человеческого существования также присутствуют в природе. Обладая способностью к самосознанию, мы можем проецировать себя на природу. Чем больше мы ощущаем её красоту, тем полнее можем отождествить себя с ней. Но так как мы – часть структуры, составляющей основу природы, это позволяет нам осознавать себя на более глубоком уровне. Мы испытываем различные эмоции: успокоение, облегчение присущего нам одиночества, родство и соучастие, ощущение, что нас понимают – это и означает осознание самих себя на более глубоком уровне. Природа – пёстрый экран, ожидающий наших проекций. Но, называя её «экраном», я не хочу сказать, что в ней нет жизни – скорее, мы сами должны суметь узреть в ней «своё», как удачно выразился Вордсворт.

Паулю действительно было что привнести в природу. Он обладал способностью – здесь прототипом является Сократ – отдаваться окружающей природе, впадая в своего рода транс. Какой бы ни открывался ему вид – будь то хаос огней Нью-Йорка, увиденный с высоты, из окна моего рабочего кабинета, или океанские волны в Ист-Хэмптоне – он воспринимал окружающий мир как благо, как фон, на котором разворачивались его глубочайшие переживания горя и радости. И это давало его страдающему духу утешение и облегчение от скорбей.

***

В этих воспоминаниях показано особое отношение Пауля Тиллиха к природе. И нам они могут быть полезны теми психологическими принципами, которые описывают.

Пауль демонстрирует один из центральных элементов экотерапии: мы проецируем себя на окружающую действительность, на природу, и через чувственное погружение в неё мы соприкасаемся с глубинами нас самих. Как делал это Пауль, долгое время созерцая озеро Сквом или наблюдая гигантские волны, разбивающиеся о скалы. Благодаря этому он мог лучше осознать различные части собственной личности, и даже мог меняться вместе с природой («Величайшее благо для меня (и для лужайки) – обильные дожди, идущие у нас в этом году… Благодать дождя…»).

Другим важным моментом описанных воспоминаний является то, что Тиллих обнаруживал природу не только в далёких от цивилизации местах, но и в центре городской жизни. Он обнаруживал красоту не где-то там, в особенных девственных закоулках нашей планеты, она всё время была рядом с нами, была неотъемлемой частью его жизни.

И, пожалуй, самое важное. В этих воспоминаниях множество раз говорится о красоте: «Чем больше мы ощущаем её [природы] красоту, тем полнее можем отождествить себя с ней». Ощущение красоты выступает индикатором, а возможно и средством, погружения в наблюдаемое и в самого себя.

Красота мне кажется очень важной составляющей жизни и сильно недооцененной в современном мире. Она субъективна, требует замедления (или даже остановки), пристального внимания и открытости. Думаю, каждый человек может вспомнить те моменты в жизни, когда красивая музыка или восхитительный вид захватывал нас, затрагивая глубинные ноты нашей личности, делая нас чище, светлее, возвышенней. Таким образом, каждому  известно волшебство красоты.

А теперь добавьте к этому понимание того, что красота не просто случается с нами, а может быть найдена практически во всём, и мы откроем для себя удивительные возможности для познания Мира и самих себя. И, по всей видимости, Пауль Тиллих был в этом настоящим мастером.


Другие «Сказки о психотерапии»

Если вы знаете другие схожие истории о психологах, ясно демонстрирующие что-то о психологии и хотите ими поделиться – присылайте их мне на почту: lesmanart@gmail.com.

This entry was posted in Сказки о психотерапии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>