История 3. Ролло Мэй и причины страха

История 3. Ролло Мэй и причины страха

Эту историю Ролло Мэй рассказал в своей книге «Мужество творить».

***

Когда ещё студентом я собирал материалы к своей книге «The meaning of Anxiety» («Проблемы страха»), я проводил исследования в группе незамужних будущих матерей – беременных женщин в возрасте от десяти до двадцати с лишним лет, — находящихся в нью-йоркском доме опеки. Я располагал хорошей, логически обоснованной гипотезой о страхе, которую апробировали мои профессора и с которой я сам был согласен. Гипотеза утверждала, что склонность личности к страху прямо пропорциональна тому, в какой степени они были отвергнуты матерями. В психологии и психоанализе эта теория была общепринятой. Я предполагал, что страх у таких людей, как эти женщины, возникал из-за той ситуации, в которой они оказались (незамужние, ожидающие ребёнка), и это предположение позволило мне более непредвзято исследовать источник их страха – отвергнутость матерью.

Вскоре я заметил, что половина группы исследуемых женщин прекрасно подтверждала мою гипотезу, однако вторая половина совершенно не соответствовала ей. В этой второй группе были женщины из Гарлема и Лоуэр Сайда, которые были решительно отвергнуты своими матерями. Одна из них, которую я буду называть Элен, происходила из семьи, где было двенадцать детей. В первый день лета мать отвезла её к отцу, надсмотрщику на барже, плавающей по реке Гудзон. Там Элен забеременела от отца. В то время, когда она находилась в доме опеки, её отец отбывал наказание в Синг Синге за изнасилование старшей сестры Элен. Точно так же, как и другие женщины в этой группе, Элен могла бы сказать мне: «У меня есть проблемы, но я не принимаю их близко к сердцу».

Всё это меня удивляло, и я с трудом верил результатам исследований. Но факты были неумолимы. Насколько я мог убедиться на основании текстов Роршаха, ТТА и других, которыми я пользовался, эти отвергнутые матерями молодые женщины не проявляли особого страха. Выгнанные из дома, они просто завели новых приятелей среди ровесников с улицы. Поэтому у них не было склонности к страху, чего можно было ожидать на основании психологических теорий. В чем же была причина? Возможно, эти отвергнутые женщины, не испытывающие страха, приобрели иммунитет, стали апатичными и потому не чувствовали себя отвернуто? Негативный ответ на этот вопрос мне кажется бесспорным. Может быть, они принадлежали к типу психопатических или социопатических личностей, которые так же не испытывали страха? И снова негативный ответ. Я почувствовал, что столкнулся с неразрешимой проблемой.

Однажды вечером, отложив в сторону книги и заметки, я оставил небольшой офис, которым я пользовался в доме опеки, и вышел на улицу, направляясь в сторону метро. Я чувствовал себя уставшим. Я пробовал выбросить из головы все неприятные дела. Метрах в двадцати от станции метро на Восьмой улице внезапно, «как гром среди ясного неба», мне пришла мысль, что все эти женщины, которые не вписывались в мою теорию, были из семей рабочих. За первой мыслью возникли следующие, и я не успел ещё сделать шага, как в моём сознании родилась готовая гипотеза. Я понял, что мне придётся изменить всю мою теорию. В одно мгновение я осознал, что не открытая отвергнутость матерью является первичной травмой и источником страха, а, скорее, скрытая отторгнутость, замаскированная ложью и лицемерием.

Матери из рабочей среды отторгали своих детей, однако дети не воспринимали это столь болезненно. Они знали, что отвергнуты, шли на улицу и там находили для себя другое общество. Никогда не применялись никакие уловки, чтобы скрыть их положение. Они знали свой мир с хорошей и плохой стороны и умели в нём жить. Зато девушки из среднего класса всегда были обмануты своими семьями. Матери отторгали их, но делали вид, что любят. Именно это, а не сам факт отторжения, было истинным источником их страха. Вот таким неожиданным способом, благодаря озарению, рождающемуся на более глубоком уровне сознания, я понял, что страх возникает из невозможности понять мир, в котором живёшь, невозможности ориентироваться в собственной экзистенции. Там, на улице, я понял – а последующие размышления и опыт ещё более убедили меня в этом, — что новая теория лучше, точнее, изящнее первоначальной концепции.

***

Мне очень нравится эта история рождения новой концепции, все важные для меня выводы в которой Ролло Мэй уже сделал.

Иногда ко мне обращаются с вопросами «нужно ли рассказывать супругу о том, что я сделал?» или «рассказывать ребёнку о его настоящем отце?»… и тогда я рассказываю эту историю Ролло Мэя, оставляя людям возможность принимать подобные решения самостоятельно.


Другие «Сказки о психотерапии»

Если вы знаете другие схожие истории о психологах, ясно демонстрирующие что-то о психологии и хотите ими поделиться – присылайте их мне на почту: lesmanart@gmail.com.

This entry was posted in Сказки о психотерапии.

4 комментария: История 3. Ролло Мэй и причины страха

  1. Нея говорит:

    Это о том, что если мать будет показывать все свои истинные эмоции по отношению к ребенку без лицемерия и лжи, то ребенок должен вырасти  бесстрашным? Конечно, истинные чувства всегда лучше, потому что ребенок их и так "считает" такими, как они есть. Но только ли это необходимо для того, чтобы  человек (предположим , что его мать была такой , без лицемерия и лжи) жил без страха?

    • Артём Лесман говорит:

      Эта гипотеза (предположение), получившая некоторое практическое подтверждение, которая, как минимум, указывает на взаимосвязь лжи и лицемерия со страхом.

      Ролло Мэй, отходя от отношений детей и матерей, формулирует её так "страх возникает из невозможности понять мир, в котором живёшь, невозможности ориентироваться в собственной экзистенции". А это значит, во-первых, что вряд ли возможно бесстрашие — ведь всегда в жизни каждого человека будут ситуации, в которых "невозможно понять мир". Во-вторых, в дестве не только мать может создать ситуацию "непределённости и невозможности ориентироваться" для ребёнка, однако, похоже, её влияние в этом процессе всё же весьма весомо.

      • Нея говорит:

        Вот эта связь лжи и лицемерия со страхом…не очень понятна. Хотелось бы понять.

        • Артём Лесман говорит:

          Если совсем по простому — страх рождается в неопределённости.

          Когда человек говорит одно, а делает другое — это создаёт неопределённость.

          Мать для ребёнка является центрообразующим элементом его жизни — от неё зависит жизнь и выживание малыша. Её неопределённое поведение вызывает страх не только в отношении её, но и шире — в отношении всей последующей жизни. Поскольку в детстве был опыт, что всё в моей жизни неопределённо.

          Что не отменяет конкретных ситуативных страхов, но создаёт фоновое состояние тревожности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>