Как я работаю. Часть 3. Почему психотерапия работает?

Спойлер: я считаю, что основным движущим механизмом успешной психотерапии является естественное стремление человека к большей целостности. Тем более эффективна психологическая работа, чем больше она учитывает это стремление.

 

А теперь подробней.

Надо сказать, что моё видение психотерапии постоянно меняется и, возможно, будет меняться дальше. Может быть то, что я сейчас напишу, так же когда-то станет прошлым.

Вначале практики я думал, что эффективность психотерапии в большей степени зависит от используемых методов – я полагал, что есть техники эффективные, а есть не очень. От этой идеи я отказался полностью.

Позже я думал, что всё дело в подходах. Если психолог согласуется своей сутью, мировоззрением, опытом с тем психологическим направлением, в котором работает, то и эффективность его практики будет высокой. С этой мыслью я согласен, но она слишком мало даёт практических следствий.

Ещё позже я начал считать, что ключом к работе является личность самого терапевта и чем более он проработан, тем большей эффективностью обладает его практика. С этой мыслью я согласен полностью, но из неё не понятно: что значит «проработан»? Каким именно образом «проработанность» влияет на психотерапию?

 

Сейчас я полагаю, что ключ к наибольшей эффективности – в использовании всех доступных ресурсов. И речь идёт в первую очередь о ресурсах клиента.

Есть замечательное слово «исцеление». С одной стороны этот термин предполагает выздоровление, с другой указывает на метод, с помощью которого оно происходит – за счёт приобретения целостности: большей согласованности и слаженности внутренних процессов, большего принятия разных частей себя.

У этой идеи есть два важных следствия:

1. У человека уже есть всё необходимое. Часто в виде разрозненных элементов, противоречащих друг другу. Но все кусочки «пазла» присутствуют и при желании «картинка» может быть собрана. Любое внедрение чужеродного может быть как малоэффективным или бесполезным, так и вредным. Мы не можем вылечить человека, а можем лишь помогать его собственным целительным силам. Лучшее что мы можем делать как профессионалы для человека – следовать естественным процессам выздоровления.

2. В людях в принципе нет ничего лишнего. Любое проявление человека, любой психологический механизм может быть гармонично встроен во внутрипсихологическую реальность. Всему есть своё место. Непринятие любого нашего проявления – буквально разрывает нас на части.

Мысли великих

В своих мыслях я далеко не одинок и совершенно точно не первый. Мне бы хотелось поделиться несколькими цитатами уважаемых мною людей.

Карл Роджерс (основатель гуманистической психотерапии) так описывает «парадокс изменений»:

Возникает любопытный парадокс – когда я принимаю себя таким, каков я есть, я изменяюсь. Я думаю, этому научил меня опыт множества клиентов, равно как и мой собственный, а именно: мы не изменяемся до тех пор, пока безоговорочно не принимаем себя такими, каковы мы есть на самом деле. А затем перемена происходит как бы незаметно.

О том же самом «парадоксе» говорит Фредерик Перлз (основатель гештальт психотерапии):

Мы все озабочены идеей изменения, и большинство людей пытаются измениться с помощью программы. Они хотят измениться. «Я должен быть таким» и так далее, и тому подобное. А на самом деле идея преднамеренных изменений никогда, никогда, никогда не работает. Как только вы говорите: «Я хочу измениться», — создаёте программу, — возникают контрсилы, которые удерживают вас от изменений. Изменения происходят сами по себе. Если вы углубляетесь в то, что вы есть, если вы принимаете это, тогда изменения автоматически происходят сами по себе. Это парадокс изменения. Подтверждением этому служит старая добрая пословица: «дорога в ад вымощена благими намерениями». Как только вы принимаете решение, как только вы хотите измениться, вы открываете дорогу в ад. Вы не можете измениться, поэтому вы плохо себя чувствуете, вы издеваетесь над собой и начинаете играть в знаменитую игру-самоистязание, которая так популярна у большинства людей в наше время.

Пока вы будете бороться с симптомом, он будет ухудшаться. Если вы берёте на себя ответственность за то, что вы себе делаете, за то, как вы создаёте симптомы, как вы создаёте свою болезнь, как вы создаёте своё существование, — в тот самый момент, когда вы соприкасаетесь с собой, начинается рост, начинается интеграция.

В других терминах о том же самом пишет Карлос Кастанеда:

Это твой мир, и ты не можешь этого отрицать. Бесполезно сердиться или разочаровываться в самом себе. Все, что в данном случае происходит, — это то, что твой тональ ушел в свою внутреннюю битву. Битва внутри собственного тоналя — это одно из самых нежелательных состояний, какие только можно представить. Безупречная жизнь воина предназначается для того, чтобы закончить эту битву.

Схожие мысли можно встретить в текстах других мыслителей: психологов, эзотериков, духовных учителей…

Выводы

Из сказанного следует очевидный вывод – чем больше психотерапия ориентируется на стремление человека к целостности, чем больше она происходит через согласование различных частей клиента, тем большей эффективностью она обладает.

На практике такая работа предполагает глубокое уважение к разным частям и проявлениям клиента. Направлена на принятие разного себя и представляет из себя творческий процесс согласования различных проявлений человека.

Многие традиционные для психологии понятия в такой работе не применимы. Так как психотерапевт ни с чем в клиенте не борется, не появляется и обычное для психоанализа «сопротивление» (полезная статья по теме «Существует ли сопротивление в гештальттерапии?»). А так называемый феномен «трудного клиента», в подавляющем большинстве случаев является следствием того, что психолог не принимает «трудные» части самого себя – и дело тогда совсем не в клиенте.

Что может помешать такой работе?

Я считаю, есть два взаимосвязанных препятствия для работы в направлении большей целостности. И находятся они внутри психолога.

1. Личностная несогласованность специалиста.

Так уж происходит, что в работе с клиентом мы естественным образом резонируем с тем, что клиент отвергает в себе: в нас актуализируются схожие истории из прошлого, мы встречаемся с похожими переживаниями. И для того, чтобы терапевт смог беспрепятственно принимать различные проявления клиента, он должен уметь принимать такие же проявления самого себя. Помешать этому может личная несогласованность самого психолога. Тогда он, осознанно или нет, отвергая в себе, отвергает то же самое и в клиенте.

Я не верю в абсолютную целостность психологов. Таких людей я не встречал. И вовсе не считаю, что для того, чтобы специалист мог успешно помогать клиенту, ему необходимо быть просветленным. Однако важно, чтобы психолог, во-первых, осознавал свою нецелостность, а во-вторых, совместно с клиентом, в общем процессе, стремился к её обретению.

Возможно, фундаментальная нецелостность является той характеристикой нас самих, что в наибольшей степени нуждается в принятии.

2. Теоретическая несогласованность специалиста.

Теоретическая несогласованность, думаю, рождается из несогласованности личностной. Я видел множество раз, как, особенно начинающие, психологи без какой-либо критики поглощают всё, что говорят их учителя, всё, что написано в книгах… в результате имея внутри себя некий винегрет из разных правил, идей, техник, наборов стандартных интерпретаций.

Такие специалисты вполне в одном предложении могут говорить о важности следования за клиентом и о том сопротивлении, которое он (клиент) оказывает интервенциям психолога. Или, например, последователи процессуальной психотерапии могут рассуждать о «глубинной демократии» и сразу за этим помещать клиента в «прокрустово ложе» какой-нибудь типологии. И даже не замечать таящегося в этих словах конфликта.

Выражаясь гештальтистским языком – всё это интроекты, которые ещё предстоит «пережевать» и «переварить», что-то «проглотить» и присвоить себе, а что-то «выплюнуть». И делается это критическим мышления, сомнениями и постоянными вопросами.

Наиболее целостные теоретические конструкты можно встретить у основателей различных подходов, направлений и школ в психотерапии. Кроме того, что идеи таких людей непротиворечивы и логичны, они ещё и гармонично соответствуют их личностным особенностям.

Поэтому, я думаю, что так или иначе любой хороший психолог в итоге должен стать создателем своего подхода в психотерапии, основанного на его личности и на его видении этого волшебного процесса. Именно это обеспечит наибольшую эффективность психотерапевтического процесса.

 

Другие авторы на эту тему:

…Вы приняты, приняты тем, кто превосходит вас и чьего имени вы не знаете. Не пытайтесь узнать его теперь; быть может, вы узнаете его позже. Не пытайтесь действовать сейчас; быть может, позднее вам удастся сделать немало. Ничего не ищите, не совершайте, не задумывайтесь. Просто примите этот факт: вы приняты!.. Возможно, испытав это переживание, мы не становимся лучше, а наша вера – глубже, чем прежде. Но мир преображается. В этот миг благодать побеждает грех и примирение пролагает мост через бездну отчуждения.

Пауль Тиллих


Начало серии статей

Другие статьи

This entry was posted in Моё, Психология.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>